После неожиданной отставки на этой неделе президента Казахстана Нурсултана Назарбаева, его преемник Касым-Жомарт Токаев, предложил переименовать столицу Астану в Нурсултан. Это вдохновило пользователей соцсетей из России на такие шуточные посты: «Надеюсь, Москву не переименуют во Владимир, а Санкт-Петербург в Санкт-Путинбург». Шутки смешные, но ситуация внутри России становится страшной. Об этом пишет бывший военный пилот и торговец на Уолл-стрит Тодд Вуд в своей колонке на страницах американского издания Washington Times, перевод которой публикует Главред.

После падения цен на нефть в 2014 году и введения санкций Запада, обычные россияне стали свидетелями снижения своих доходов, девальвации рубля и роста инфляции. В последние годы кризис лишь немного смягчился благодаря грамотной денежно-кредитной политике российского центрального банка.

Читайте такжеИмперским амбициям России пришел конец?Русские привыкли терпеть такие трудности. Страдание — это вид искусства в этой стране, если правители страны могут доказать, что жертвы приносятся во благо Матери России. Однако когда этот миф развалится — будьте осторожны. То, что сейчас пугает российское население, это возвращение репрессий и цензуры. Случайная смерть журналиста или оппозиционера уже давно стала нормой в России при Путине.

За последние несколько лет было принято много законов, ограничивающих личную свободу. Кампании против «экстремизма» использовались для подавления движений, которые не нравятся Кремлю. В тюрьмах сейчас слишком много россиян, обвиняемых в публикации чего-то оскорбительного в Facebook или других социальных сетях.

Недавние разговоры об отключении российского интернета от остального мира, напоминающий китайскую модель репрессий, также напугали россиян. На прошлой неделе в Москве около 15 тысяч человек протестовали против этих новаций. Кремль вынуждает интернет-провайдеров размещать контент на российской территории и закрывает тех, кто не выполняет распоряжения. Кампания против популярного (разработанного в России) приложения для зашифрованных текстовых сообщений Telegram еще больше расстроила простых граждан. Россияне привыкли к интернет-свободе и будет трудно «загнать этого джина обратно в бутылку».